Тел: +7 495 542-0692
16+   |¤| Форум    |¤| Общий гербовник    |¤| О проекте    |¤| Последние обновления   

Векторные изображения гербов, флагов и эмблем(!) КОНСУЛЬТАЦИИ, советы, методические и практические рекомендации по вопросам геральдики и герботворчества

Государственный герб России как проблема исторического знания

[ 16.03.2010 ] // О.Н. Наумов

Государственный герб России как проблема исторического знанияГосударственная символика занимает приоритетное место в идеологической сфере любой страны, является одним из основных элементов внешнего оформления власти, концентрированным выражением доминирующих в обществе политических идей и культурно-исторических ценностей. Она, как правило, состоит из герба, флага и гимна, которые представляют собой взаимодополняемую систему, некое визуально-смысловое единство.

Из государственных символов наиболее информационно насыщенным и одновременно самым сложным для понимания можно признать герб, поскольку идеи и факты выражены в нем не прямо, а при помощи эмблем, что требует специальных усилий по их расшифровке и адекватной интерпретации. Это в полной мере относится к гербу России, который часто оказывался объектом ожесточенных исторических и политических споров как среди специалистов, так и в обществе.

Нельзя сказать, что российская государственная геральдика не изучалась. Ей посвящены сотни работ, но далеко не все из них приближали к истине. Многие авторы ограничивались бесконечным повторением давно известных фактов, а их сочинения представляли собой смесь чудовищного невежества, субъективизма и псевдопатриотической риторики. Особенно много таких опусов появилось за последние годы, когда изучение государственной символики стало восприниматься как часть патриотического воспитания населения. Ценные в научном отношении труды по государственной геральдике всегда были и остаются большой редкостью.

Долгое время наиболее важной проблемой изучения герба России являлся вопрос о происхождении его основной эмблемы – двуглавого орла. В средствах массовой информации и в сфере образования широко распространена версия о византийском происхождении этого символа. Суть ее заключается в том, что после заключенного в 1472 г. брака великого князя московского Ивана III с племянницей последнего византийского императора Константина XI Софьи-Зои Палеолог герб Византии (двуглавый орел) был принят на Руси. Заимствование воплощало идею преемственности православия и власти из прекратившей существование Византийской империи. Эта гипотеза впервые была сформулирована известным историком В.Н. Татищевым, а окончательный вид приобрела в труде Н.М. Карамзина «История государства Российского». Версия официального историографа была во многом обусловлена ситуацией рубежа XVIII–XIX в., когда Россия стремилась увеличить свое политическое присутствие на Балканском полуострове, а не реалиями XV столетия. Именно поэтому ее быстро и легко восприняло русское общество.

Однако по мере развития исторической науки, изучения источников и их анализа стали возникать сомнения в византийском происхождении двуглавого орла. В начале XX в. выдающийся историк, блестящий знаток византийских и русских древностей, впоследствии академик Н.П. Лихачев указал на то, что в Византии отсутствовала государственная символика, а на печатях императоров использовались их личные эмблемы, среди которых не было двуглавого орла. Из этого исследователь делал справедливый вывод: «Московское правительство не могло заимствовать из Византии того, что та не имела»[1].

Следует также обратить внимание на большой временной разрыв между датой заключения брака Ивана III и появлением государственной печати с двуглавым орлом – около 20 лет. Кроме того, в 1490-е гг. Софья Палеолог находилась в опале у своего мужа, и выбор связанной с ней эмблемы в качестве нового политического символа был крайне маловероятен[2]. Идея о преемственности власти или православия из Византии также не занимала сколько-нибудь заметного места в идеологических приоритетах Руси конца XV в. Таким образом, ни одно из положений византийской теории не подтверждается историческими данными, и она должна быть категорически отвергнута как мифологическое построение, ничего общего не имеющее с реальностью.

Однако византийская версия обладает большой политической привлекательностью, расстаться с ней оказалось непросто. Несколько раз историки предпринимали попытки обновить сомнительную гипотезу. Поддерживавший ее в целом геральдист В.К. Лукомский попытался связать двуглавого орла не с мифическим государственным гербом Византии, а с изображениями на печатях семьи Софьи Палеолог – морейских деспотов[3]. Развил это предположение русский историк-эмигрант, профессор Белградского и Женевского университетов А.В. Соловьев. Он пришел к выводу, что двуглавый орел «был скорее эмблемой высших сановников двора» византийских императоров (главным образом деспотов), а Иван III принял его по праву родства, поскольку «взял в жены дочь деспота Мистры»[4]. Подобные корректировки не объясняли того, какие же политические причины преследовал Иван III, начав употреблять эмблему, а также уже упомянутый временной разрыв между датой свадьбы и появлением печати.

Не остались в стороне от решения вопроса об истоках двуглавого орла и нумизматы. Обнаруживая на монетах изображения двуглавых птиц (орлов или нет – установить невозможно), они старались связать их с государственным гербом. Так, предпринималась попытка объяснить появление орла на Руси влиянием эмблематики Золотой Орды, поскольку на монетах хана Джанибека (1341–1357) имелась двуглавая птица[5]. Эта версия была абсолютно неубедительна, и ее можно расценить только как курьезный факт истории науки.

К концу XX в. вопрос о происхождении двуглавого орла так запутался, что в труде, изданном к его пятисотлетнему юбилею, провозглашалась идея ненужности изучения этой проблемы в принципе. «И в конечном счете не так существенно, каким ветром занесло двуглавого орла на Русь Ивана III – западным, юго-западным, с остановкой в Твери, Морее, Крыму или без нее, важно другое: в оформлении своей государственной символики Русь пользовалась тем изображением, которое наилучшим образом в тот период выражало идею ее государственности» – утверждала доктор исторических наук А.Л. Хорошкевич[6].

Тем не менее, именно в конце XX в. многолетняя задача оказалась решенной. Известный специалист по истории средневековой Руси, доктор исторических наук В.А. Кучкин[7] провел исследование, которое следовало выполнить уже давно. Дело в том, что большинство историков изучало преимущественно вещественные памятники с орлом (монеты и печати), но недостаточно внимания уделяло письменным источникам. В.А. Кучкин не только исследовал государственную печать 1497 г., на которой сохранилось первое изображение двуглавой птицы, но и обнаружил документальные известия о ее изготовлении. На основании тщательного сопоставления источников историк пришел к выводу, что матрица печати была вырезана в августе 1490 г., а ее изготовление связано с заключением союзного договора между Московским государством и Священной Римской империей, направленного против польского короля. Особое дипломатическое значение документа потребовало новой печати, на которой впервые появился двуглавый орел. Это был тонкий эмблематический посыл, хорошо понятный для человека XV в. ответ на предложение императора Священной Римской империи пожаловать Ивану III королевский титул. Великий князь московский отказался и поместил на своей печати двуглавого орла, символ императорской власти, заимствованный из герба Священной Римской империи, точнее – с его изображения на печати. Использование двуглавого орла означало, что Иван III визуально демонстрировал свое равноправие с адресатом, подчеркивал политические и идеологические устремления, претензии на определенный международный статус Русского государства. В отличие от германского орла двуглавая птица московского правителя была увенчана двумя коронами, которые, по мнению В.А. Кучкина, подчеркивали мысль: «обладатель печати – не император и в то же время не просто король».

Таким образом, к настоящему времени наукой доказано – двуглавый орел в гербе России заимствован не из Византии, а из Германии. Его появление связано с формированием в конце XV в. новой доктрины государственной власти, с окончательным установлением политической самостоятельности Московского государства, формированием централизованного государства.

Аргументированная точка зрения В.А. Кучкина не была безоговорочно воспринята специалистами. Н.А. Соболева, признавая возможность появления матрицы печати в начале 1490-х гг., считала, что она изготовлена приглашенными на Русь итальянскими мастерами[8], в то время как В.А. Кучкин настаивал на немецком авторстве. Венгерская исследовательница М. Агоштон на основании изучения титулатуры Ивана III предложила другую дату изготовления матрицы – февраль 1494 г., но доказать этого не смогла.

Открытие В.А. Кучкина до сих пор остается известным только узкому кругу специалистов. В официальной сфере, в обществе продолжает тиражироваться устаревшая византийская теория происхождения двуглавого орла. К сожалению, мифы легко формируются и трудно изживаются, особенно если обладают политической привлекательностью.

В конце XV – первой половине XVI в. двуглавый орел в полной мере выражал политические устремления московских правителей и соответствовал идеологическим потребностям государства. Он быстро вытеснил старую наследственную эмблему – всадника, поражающего змея. К середине XVI в. двуглавый орел окончательно утвердился как основной государственный символ, о чем свидетельствует печать Ивана IV 1577 г. Двуглавый орел находится в ее центре, а всадник – на щитке, расположенном на груди птицы, и такое положение свидетельствует о его второстепенном значении.

В последующие века государственный символ России неоднократно изменялся, к нему добавлялись элементы, предлагались различные трактовки. Появление каждого нового варианта двуглавого орла было обусловлено серьезными причинами и отражало эволюцию российской государственности, ее политических и идеологических приоритетов. Во второй половине XVI в. между головами орла мог помещаться восьмиконечный православный крест, что некоторые исследователи склонны объяснять учреждением патриаршества. В 1625 г. крест заменила третья корона, хотя налет церковности сохранялся в трактовке корон, которые воспринимались как указание на Святую Троицу. Во второй половине XVII в. они воспринимались уже как светские символы и указывали на Казанское, Астраханское и Сибирское царства, т. е. на крупнейшие территории, вошедшие в состав Российского государства. Замена прежнего церковного понимания корон светским отразило перемены в государственной политике и сознании русского общества.

Официальное описание государственного герба впервые давалось в указе «О титуле царском и о государственной печати» от 12 июля 1667 г.[9]. Именно с этого момента двуглавого орла можно считать полноценным гербом. Дело в том, что одним из обязательных признаков настоящего герба является его юридическое утверждение верховной властью. Если этого нет, то в строгом смысле слова изображение является не гербом, а эмблемой. Следовательно, до 1667 г. двуглавого орла корректно называть государственной эмблемой. Кроме юридического аспекта данный указ был важен тем, что в нем закреплялись скипетр и держава, появившиеся в лапах орла с 1654 г., а также давалось толкование корон как символов Великой, Малой и Белой Руси. Оно отразило новое геополитическое положение страны, демонстрировало силу, мощь и территориальную обширность страны.

Большое влияние на государственный герб оказала идеология абсолютизма, формировавшаяся на рубеже XVII–XVIII в. Около 1698–1699 г. зафиксирован случай первого употребления на крыльях двуглавого орла так называемых «титульных гербов» (киевского, новгородского и астраханского – на правом, владимирского, казанского и сибирского – на левом)[10]. В те же годы двуглавый орел был дополнен изображением цепи только что учрежденного ордена Святого Андрея Первозванного. Этот святой занимал в идеологии петровского времени особое место как личный небесный покровитель монарха, что соответствовало характерной для абсолютизма тенденции возвеличивания, обожествления правителя. Апелляция к Андрею Первозванному придавала государственному гербу сакральный характер, божественную санкцию, и прямо связывала с личностью монарха.

В течение XVIII в. изображение двуглавого орла оставалось стабильным, оно только перерисовывалось в соответствии с эволюцией художественных вкусов. Однако к концу столетия назрела потребность в изменениях. Символы европейских стран, даже самых незначительных, были пышными, многопольными, демонстрировали их величие. Только Россия довольствовалась скромным государственным символом, который совершенно не отражал возросшее влияние страны в международных делах. Необходимо было привести символику в соответствие с политической ситуацией. Эту цель преследовал хорошо осведомленный в тонкостях геральдики император Павел I, когда в декабре 1800 г. подписал манифест о новом гербе Российской империи. Тот был построен по европейскому образцу, поражал пышностью. К двуглавому орлу прибавились золотой королевский шлем западного типа, сень (особый вид мантии), щитодержатели – архангел Михаил и архангел Гавриил; сам орел и многочисленные титульные гербы оказались собраны на одном гербовом щите, за которым разместился мальтийский крест, указывавший, что император является Великим магистром соответствующего ордена. Однако герб просуществовал недолго, в 1801 г. император Александр I отменил его, и возвратились к старому двуглавому орлу.

Однако идея приближения государственного символа России к традициям европейского геральдического пространства оставалась актуальной и в XIX в., поэтому следующая реформа национального герба во многом повторяла идеи Павла I. В декабре 1856 г. было утверждено три варианта российского герба: большой, средний и малый, которые различались набором элементов и сферой употребления. Большой государственный герб походил на изображение из манифеста 1800 г. (в нем восстанавливались сень, щитодержатели, шлем, хотя уже не европейский, а русский, отразивший официальную идеологию эпохи – православие, самодержавие, народность). Реформа оказалась удачной, идея иерархической системы символики прижилась. В 1882–1883 гг. Александр III утвердил новые варианты трех государственных гербов, отличавшихся от предыдущих в основном художественным стилем. В таком виде государственная символика просуществовала до 1917 г.

Февральская революция остро поставила вопрос о новом гербе для немонархической России. Весной 1917 г. Юридическое совещание приняло решение, что двуглавый орел может являться гербом страны, поскольку не связан ни с монархией, ни с каким-либо определенным строем. Новый рисунок герба предложил И.Я. Билибин[11]. За основу он взял изображение орла с печати 1497 г., убрал все титульные гербы, короны и другие элементы, а под ним поместил в картуше изображение Таврического дворца, где заседала Государственная дума. Новый герб употреблялся и после октябрьских событий 1917 г., окончательно его запретили только 3 августа 1918 г. Изображение орла Временного правительства хорошо знакомо в современной России. Именно оно воспроизведено в качестве эмблемы Центрального банка на монетах и денежных знаках, выпускаемых с 1992 г. в Российской Федерации. Никаких исторических оснований для такой геральдической узурпации не было.

В советский период казалось, что двуглавый орел навсегда стал принадлежностью прошлого, но коренные реформы, происходившие во всех сферах жизни общества с конца 1980-х гг., изменили ситуацию. Советский герб, ориентированный на прославление ценностей социалистического строя, на мировую революцию (именно так с точки зрения формальной геральдики можно трактовать изображенный в нем земной шар) перестали соответствовать политическим реалиям. Потребовалась новая символика.

В ноябре 1990 г. правительство РСФСР приняло решение о создании новых государственных символов. Оно дало импульс для дискуссий о направлении развития геральдики России. Обсуждалось несколько вариантов российского герба, предлагалось вернуться к московскому всаднику как изначальному символу национальной государственности, использовать орнаментальные языческие символы или стилизованные башни Московского Кремля, модифицировать советскую символику, создать принципиально новые изображения (в частности, символом страны могли стать ласточка или девушка в кокошнике). Лишь одним из возможных путей решения проблемы было возрождение двуглавого орла, причем наиболее приемлемым в таком случае казался вариант периода Временного правительства – без корон, титульных гербов на крыльях и иных элементов. Предлагалось также соединить орла с геральдическим щитом РСФСР в окружении венка из ржаных колосьев или березовых веток. Возрождение двуглавого орла поддержал Г.В. Вилинбахов (будущий государственный герольдмейстер РФ), высказывались отрицательно – доктора исторических наук Е.И. Каменцева и Н.А. Соболева. Последняя называла возможность использования данного символа в новом российском гербе анахронизмом[12].

В ходе дискуссий подчеркивалось, что история двуглавого орла отражала становление и эволюцию российской государственности и, таким образом, была непосредственно связана с суверенитетом России. Для начала 1990-х гг. это представляло особую актуальность.

К концу 1991 г. стало ясно, что двуглавый орел приемлем в качестве государственного символа. Эта идея получила официальное одобрение, однако не была принята всем обществом. Символ подвергался жесткой критике, его противники настаивали на смысловой неприемлемости двуглавого орла, который якобы символизирует исключительно монархический строй. Указывалось также на агрессивную иконографию эмблемы. Отрицалась самобытность двуглавого орла, поскольку он использовался в гербах других стран. Альтернативой ему называли лебедя, медведя, круг из 21 звезды, обрамленный венком из дубовых, лавровых ветвей и хлебных колосьев, герб РСФСР (с которого предлагалось убрать устаревший девиз, но оставить основные элементы – колосья, солнце, серп и молот, пятиконечную звезду).

Несмотря на сопротивление, был подготовлен проект герба Российской Федерации, основой которого стал малый государственный герб 1883 г. с изменениями, отразившими современную геополитическую ситуацию. С крыльев исчезли гербы государств, входивших в XIX в. в состав империи (Польши, Финляндии), но сохранились держава и скипетр, которые теперь получили трактовку как символы суверенитета и независимости страны, а также три короны, истолкованные как указание на три ветви власти (законодательную, исполнительную и судебную)[13]. Проект был утвержден указом президента РФ от 30 ноября 1993 г., хотя, согласно Конституции для этого требовалось решение высшего законодательного органа. Получить его согласие долгое время не удавалось, хотя попытки предпринимались неоднократно. Только 8 декабря 2000 г. федеральный конституционный закон «О государственном гербе Российской Федерации» был принят Государственной думой, 20 декабря одобрен Советом Федерации и 25 декабря подписан президентом В.В. Путиным. За несколько дней до начала третьего тысячелетия символ наконец-то получил полное законодательное утверждение.

За полтора десятилетия использования современный вариант герба России стал привычным, но это не значит, что все связанные ним проблемы можно считать решенными. Прежде всего, нельзя признать исторически обоснованным выбор его цветов. Герб Российской Федерации представляет собой золотого двуглавого орла на красном поле. Однако в XVI–XVII в. эта фигура не имела определенного цвета и могла изображаться любой; часто бывала позолоченной, но это объяснялось исключительно художественными особенностями изображения и смысловой нагрузки не несло. В первом описании герба по правилам европейской геральдики, составленном в 1722 г., устанавливались следующие цвета: черный орел на золотом поле. Их подтвердил сенатский указ от 11 марта 1726 г.[14], и они сохранялись до 1918 г.

С художественной точки зрения современный рисунок, выполненный Е.И. Ухналевым, не вполне удачен и в чем-то даже небрежен. Это выражается в изображении московского всадника, нарисованном в каком-то игрушечном стиле, и в некоторых других деталях.

В правовом отношении не урегулирована проблема использования герба. Акты 1993 и 2000 г. подробно и обстоятельно регламентировали случаи его употребления (на бланках, печатях, в кабинетах должностных лиц, на пограничных знаках, наградах и т. д.), а «иные случаи использования государственного герба Российской Федерации устанавливаются президентом Российской Федерации» (федеральный конституционный закон 2000 г., ст. 7). Это означает, что гражданин нашей страны, повесивший у себя дома государственный герб, нарушает закон, поскольку не получил разрешения, и может быть привлечен к правовой ответственности, как того требует ст. 11 процитированного выше документа. Закон фактически запрещает народу проявлять уважение к гербу (и другим государственным символам), и это иначе как абсурдом назвать нельзя.

Государственный герб точно и тонко отражает развитие российской государственности, политическую историю страны, изменение ее международного положения и внутреннего устройства. В каждый период возникали специфические проблемы, требовавшие модификации главного символа. Они всегда успешно разрешались, и это свидетельствует о том, что государственная геральдика – не застывшее и полное официоза каменное изваяние, а вечно меняющаяся сфера жизни общества, постоянно присутствующее рядом напоминание о прошлом России, столь необходимое в эпоху глобализации.


Примечания

[1] Лихачев Н.П. Некоторые старейшие типы печати византийских императоров // Нумизматический сборник. Т. 1. М., 1911. С. 497, 539.

[2] Герб и флаг России, Х–ХХ вв. М., 1997. С. 130.

[3] [Лукомский В.К.] Орел двуглавый российский // Новый энциклопедический словарь. Т. 29 / Изд. Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Пг., [1916]. Стлб. 640–641.

[4] Соловьев А.В. Геральдические эмблемы Византии и славяне // Signum. Вып. 4. М., 2009. С. 181, 182.

[5] Фасмер Р.Р. О двух золотоордынских монетах // Записки Коллегии востоковедов при Азиатском музее АН СССР. Т. 2. Л., 1927.

[6] Герб и флаг России, Х–ХХ вв. М., 1997. С. 140.

[7] Кучкин В.А. Великокняжеская печать с двуглавым орлом грамоты 1497 года // Вопросы истории. 1999. № 4/5. С. 24–39.

[8] Соболева Н.А. Государственная печать 1497 г. и монеты Ивана III: художественные аналогии // Седьмая Всероссийская нумизматическая конференция. М., 1999. С. 240–242.

[9] См.: Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1. Т. 1. [СПб.], 1830. С. 734–738.

[10] Титульными гербами назывались эмблемы тех территорий, названия которых входили в титул монарха. С 1832 г. на крыльях орла размещался иной набор титульных гербов, отразивший присоединение к Российской империи новых территорий, в том числе гербы царств Польского и Херсонеса Таврического, а также великого княжества Финляндского; позже к ним добавился грузинский герб.

[11] Билибин Иван Яковлевич (1876–1942) – известный художник, ученик И.Е. Репина, иллюстратор русских сказок, исследователь народного творчества, с 1916 г. председатель объединения «Мир искусства». В 1920 г. эмигрировал, жил в Египте и Франции, в 1935 г. получил советское гражданство и в 1936 г. вернулся в Ленинград, где стал профессором Академии художеств и доктором искусствоведения. Умер от голода в блокаду.

[12] Каменцева Е.И. Двуглавый орел: снова в полет? // Родина. 1991. № 5. С. 47.

[13] В официальном описании герба 1993 г. они названы «историческими коронами Петра Великого», а в законе 2000 г. это наименование отсутствует.

[14] Полное собрание законов Российской империи. Собр. 1. Т. 7. [СПб.], 1830. С. 584.

Источники: pish.ru

[ Обсудить в форуме »» ]

 


По всем вопросам, связанным с проектом Геральдика.ру, пишите, пожалуйста, в Форуме или на адрес support@geraldika.ru
Яндекс цитирования Геральдики.ру
SSL
© 1999-2019 Сетевое издание «Геральдика.ру»
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-75142, выдано Роскомнадзором 22.02.2019 г.
При перепечатке материалов ссылка на Геральдику.ру обязательна.
Наша кнопка:
Геральдика.ру - гербы и флаги регионов, городов, ведомствГеральдика.ру - гербы и флаги регионов, городов, ведомств
Поставь ссылку на Геральдику.ру!